Частные коллекции. Сталинградская битва в раритетных медалях

Эта коллекция фалеристики принадлежит известному в Волгограде человеку. Анатолий Фёдорович Рябец  — мой герой. О нём сто раз писали газетчики, рассказывали телевизионщики. И каждый раз он удивляет.

Фото Юлия Гречухина, личный архив семьи Рябец

Анатолий Рябец инженер по профессии, многие годы трудился на  ПО «Баррикады»— ЦКБ Титан. А ещё он краевед, автор книг, коллекционер.

Стоит, например, посмотреть статьи из «Волгоградской правды» об уникальных, изданных им за свой счёт, альбомах «Открыточный Царицын» (http://www.vpravda.ru/News/Culture/31223,  http://www.vpravda.ru/News/Culture/35937)

А это единственное фото Анатолия Фёдоровича из моего архива, оно сделано как раз на презентации альбома.

Рябец владеет полным собранием настольных медалей, посвященных Сталинградской битве.«Охота» на раритеты длилась полвека, а то и больше.

Круглые, прямоугольные, ромбовидные. Настенные, плакетки, сувенирные тарелки… Авторские и массового производства… Металлические, керамические, гипсовые, фарфоровые и даже деревянные…

Маленький кружок металла мало о чем расскажет непосвящённому. Берёшь в руки, переворачиваешь с аверса и реверс, разглядываешь изображения, и всё. А вот Анатолий Фёдорович Рябец о каждой своей находке знает что-то, неизвестное большинству.

Об этом он с удовольствием рассказал читателям «Волгоградки» в праздничном номере газеты от 2 февраля 2017 года (http://www.vpravda.ru/News/Society/39700).  Там речь о двух интересных настольных медалях, посвящённых Сталинградской битве.

А в коллекции их около 40. Кое-какие почти не известны в России. Расскажу и о них.

Медаль «Земля Мамаева кургана» необычной квадратной формы. Это не просто штамповка, вещь явно художественная. Она выполнена на производственном объединении «Баррикады» в 1977-м скульптором Робертом Харитоновым.

Роберт Петрович Харитонов — автор памятника Михаилу Паникахе и памятника Ополченцам Сталинградского тракторного завода, которые стоят в Волгограде там, где в войну шли уличные бои. Но кроме этих больших монументальных скульптур, мастер делал и впечатляющие миниатюры.

…За те 135 дней, что продолжалась битва за высоту 102,0, склоны Мамаева кургана превратились в месиво земли и металла. На один квадратный метр этой мертвой зоны приходилось от 500 до 1200 пуль и осколков. Даже зимой, когда мела метель, курган оставался черным. Снег быстро таял от огня и разрывов. А в первую мирную весну трава на Мамаевом кургане так и не выросла. Медаль «Земля Мамаева кургана» — как будто кусочек той израненной земли. Не одно десятилетие ушло на то, чтобы курган снова стал зеленым, деревья там сажали сотни волгоградцев.

…А вот алюминиевая сувенирная медаль «58 дней в огне» — память о другой легендарной истории. Оборона Дома Павлова вошла в школьные учебники.

— Много лет назад ко мне в руки попала карта уличных боев Сталинградской битвы, — рассказал Анатолий Фёдорович, — каких там только не было обозначений, для нас теперь странных: Дом Военторга, Дом НКВД, Г-образный дом, Молочный дом, Зеленый дом… Тогда же я узнал, что у нас на Баррикадах работает капитан Жуков, тот самый легендарный командир сержанта Павлова. И я пришел к нему в цех № 91 с расспросами про те дома на военной карте. Он объяснил, что так, на бытовом фронтовом языке, легче было запоминать донесения и ориентировки. Неудобно и долго говорить «Дом, выступающий в глубь Площади Девятого января». Его звали просто «Дом Павлова».

Теперь для нас это Дом солдатской славы. Примечательно, что на немецких картах сталинградские дома начальниками нацистских штабов обозначались как Festung, т.е. крепость.

…На медали «Выстояв, мы победили смерть 1942 1943» из анодированного алюминия от волгоградского завода «Сувенир» изображен рядовой боец. Совсем не пафосный образ, по-моему. 

 

…Немец, плачущий на фоне кладбищенских крестов. Памятная медаль «Сталинград 1941-1943» (2003) напоминает о возмездии, настигшем гитлеровцев. Её тиражирование было доверено Московскому монетному двору.  

— Рассказы баррикадцев, очевидцев событий 1943-го, были страшны. Трупы неприятеля находили повсюду: в мартеновских и кузнечных печах, в топках паровозных котлов, блиндажах, траншеях, завалах домов, в угольных ямах котельных. От страха и мороза они забивались, казалось, в недоступные места, и там погибали… Поэтому с разбором заводских руин приходилось убирать скорченные тела. Из карманов погибших выпадали фотографии, документы, письма. Так у меня оказалась и очень красивая пуговица с датой, как ни странно, «1486 » и силуэтом комтура, т. е. воина в рыцарских доспехах. Судя по всему, это пуговица с мундира рыцаря Тевтонского ордена, который хранился в одном из музеев Польши. Когда туда пришла 6-я армия, оккупанты тащили всё, что попадалось им на глаза. Прихвачен, видимо, был и мундир с блестящими пуговицами. Эту пуговицу я передал в музей-панораму «Сталинградская битва».

 

…Медаль в виде солдатской пряжки была выпущена к 55-й годовщине победы под Сталинградом (1998). На ее аверсе номер поверженной гитлеровской армии, которая принесла множество бедствий мирному сталинградскому населению. На реверсе видна «схема» зажатой штыками и побежденной свастики.

В 1998 году к 55-летию Сталинградской Победы эту медаль изготовили автор В. А. Рухлин и литейщик В. Ю. Гореев.

…Безжизненный город на медали «Сталинград. Руины». Иностранцы считали, что он не подлежит восстановлению. Лишения, которые пережили сталинградцы, не поддаются описанию.

Работница «Баррикад» Титаренко (Шкворенко) оставила об этом записи: «…1 июня 1943 года наша многодетная семья вновь в Сталинграде. Нас разместили на жильё около дома на ул. Советской. Рядом ютились строители из Краснодара. Лето закончилось, начались дожди, ветер пробирал до костей. Освободилось место под лестницей, нас поселили там, а на наш бывший ночлег обрушилась труба. Нас опекали строители. Мама стирала им бельё и постель, они нас подкармливали. К зиме мы перебрались в бывший склад, сложили печку, поставили дверь и «остеклили» проём в стене кусками битого стекла. Там нас прописали, выдали продуктовые карточки. Зима лютовала. Наша времянка превратилась в ледяной дворец. Стены покрылись снежной коркой, потолок обледенел. К весне появились крысы. Боролись, как могли. К лету новая напасть — пришла в негодность обувь. Пришлось идти за помощью к первому секретарю обкома. Он помог. Нам выдали портянки и сапоги 40-го размера. В тех сапогах почти три года посменно ходили. В 1946-м нам дали комнату. Так и выжили.»

С деревянной медали-плакетки «Мать Сталинградовича» скорбно смотрит измученная женщина в крестьянском платке. Эту медаль вырезал сын полка 39-й гвардейской дивизии Геннадий Витков (Сталинградович).

Его пятилетнего с восьмилетним братишкой нашли гвардейцы неподалеку от сталинградской улицы Карусельной. Мама пропала. Старшего ребенка бойцы отправили за Волгу, а младшего, больного дистрофией, который не мог даже пошевелиться, оставили. По разрешению комдива, мальчонку поставили на довольствие под фамилией Сталинградович. На фронтовых харчах Гена стал поправляться, впервые за долгие недели он мог досыта есть хлеба.

Вскоре о сыне полка узнал командующий армией Чуйков. И предложил более сносные условия у себя в блиндаже. А потом Гену усыновил полковник, который вместе с женой служил при штабе. Много позже медаль с воображаемым портретом его родной матери была передана в музей школы № 34.

 


Небольшая металлическая плакетка. Катер «Ласточка». Его команда прославилась на сталинградских переправах, когда в городе был уже кромешный ад. Под артиллерийским и минометным огнем «Ласточка» подвозила вооружение, спасала людей. А уже после войны героическая «Ласточка» снималась в кино, совершив рейд до Хвалынска для участия в картине «Трижды воскресший». Утилизация «Ласточки» произошла в 1974-м и теперь о ней напоминают модели, значки и плакетки.

Судьбы, невероятные факты, воспоминания собраны в книге «Живут мгновения», где Анатолий Рябец описал свою внушительную коллекцию из 200 медалей, посвященных истории города. К сожалению, уникальный альбом издан смехотворным тиражом в два экземпляра. Неутомимый краевед ищет спонсоров для дополнительного тиража, и уверен, что его работа будет нужна не только коллекционерам, но и всем неравнодушным волгоградцам.
А пока единственный доступный широкому кругу экземпляр книги хранится в отделе краеведения областной библиотеки имени Горького.

— Это, действительно, нерядовая публикация, — присоединяется к разговору Ирина Рябец, историк, директор волгоградского Института молодёжной политики и социальной работы. — Изучая тему, могу сказать, что медальерное искусство России развивалось весьма сложно. После 1917 года на долгое время его формирование практически прервалось. И первая всесоюзная выставка фалеристики была проведена лишь в 1970 году. Потенциал таких коллекций весьма высок и, что немаловажно, до настоящего момента в полной мере не раскрыт.

— Но, наверное, самое главное при формировании любых коллекций, — подытоживает Анатолий Рябец, — это сохранение истории. Ведь заключённое в твердь медали любое событие остаётся запечатлённым на века. А значит, хранит память о времени — непреложную и объективную, не поддающуюся ни ревизии, ни пересмотру.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz